Сайт поклонников Урсулы Ле Гуин
Биография     Библиография     Статьи и рецензии     Интервью     Награды    Экранизации     Книжная полка     Ссылки

Компания предлагает пластиковые окна в Севастополе из цеха. Спешите!

Юниверс. Интервью с Клари Л. Евансом (Claire L. Evans)

Урсула К. Ле Гуин — имеющая много наград и международно-признанная писательница-фантаст, элегантная задира и автор таких классических произведений, как «Левая рука тьмы», «Резец небесный» и «Земноморье», получивших премии «Хьюго» и «Небьюла». В прошлом году она начала создавать внушительную оппозицию «Соглашению Гугл Книги», невероятно сложному 303-х страничному договору между «Гильдией авторов», Ассоциацией американских издателей и компанией Гугл, касающегося желания гиганта всемирной паутины отсканировать библиотеки всего мира. В случае принятия этого соглашения (пока оно задерживается в судах) оно даст Гуглу возможность обойти существующий в США закон о копирайте, используя новую систему вознаграждений, созданную для того, чтобы авторы и издатели могли получать компенсации за использование их книг, защищённых авторскими правами.

Это почти по-кафкиански сложное соглашение, поэтому я рекомендую, если вам интересно, прочесть очень полезное интервью с Джеймсом Гриммельманом, профессором Нью-йоркской школы права и специалистом по данному вопросу, опубликованное в журнале «Fiction Circus».

Оппозиция этому соглашению на данный момент перевешивает поддержку, и включает такие организации как «Ассоциация писателей научной фантастики Америки», «Американское общество журналистов и авторов», «Национальный союз писателей», Департамент юстиции, а также множество международных писательских групп, коммерческих фирм и отдельных авторов, включая наследников покойного Филиппа К. Дика. Роль Ле Гуин в этой оппозиции имеет вид петиции, содержащей 367 подписей. Ле Гуин решительно склоняется к поддержке свих коллег по жанру научной фантастики и фэнтези, включая таких известных авторов, как Ким Стэнли Робинсон, Мэрилин Хэкер, Мерседес Лэки и Вонда Н. Макинтайр, никто из которых не является чужаком на морально-технологическом поле боя спекулятивной фантастики.

В начале этого месяца я взяла интервью у Урсулы К. Ле Гуин по этому вопросу.

«Юниверс»: Вы отклоняете «Соглашение Гугл Книги»?

Урсула Ле Гуин: Я отклонила его.

«Юниверс»: Некоторые считают, что это соглашение необходимо для обеспечения целей Гугла в отношении так называемых «осиротевших работ», а именно — вывести их из безвестности назад в общественное пространство без отнимающего время и ресурсы поиска владельцев их авторских прав. Что вы можете на это ответить?

Урсула Ле Гуин: Мы очень часто теперь слышим о забытых книгах и книгах, которые больше не публикуются. Поэтому меня не покидает чувство, что эта обеспокоенность представляет собой дымовую завесу для того факта, что планы Гугла по оцифровке являются, как сказал директор Бюро регистрации авторских прав в США, «обходным манёвром вокруг законов об авторских правах».

В наше время, когда издатели обычно настаивают на том, что какая-то работа публикуется, даже если никакие её экземпляры не печатаются, распространяются или продаются, будет очень сложно установить, печатается книга или нет. Но это совершенно не относится к вопросу, подпадает ли она под законы о защите авторских прав. Всякий, кто хочет скопировать работу, должен получить разрешение — предмет за предметом, случай за случаем — от владельца авторских прав: так говорит закон, защищающий права авторов. Все, кто до Гугля хотел копировать забытые работы или больше не издаваемые работы, должны были разыскивать владельцев авторских прав и спрашивать их разрешения. И все это делали. И Гугл может это делать.

Это их не разорит. Я убеждена, что они как раз сэкономили немало денег, прекратив свою деятельность в Китае.

«Юниверс»: Но законы о защите авторских прав в США в настоящий момент защищают работы в течении 70 лет после смерти автора, даже если они больше не публикуются — отсюда и произошло всё это дело с «забытыми книгами».

Урсула Ле Гуин: Слова «старые», «неиздаваемые» и «забытые» НЕ являются синонимами. Забытая книга это такая книга, чей владелец авторских прав на неё не может быть найден, хотя его и искали. «Закон Диснея», гротескно растягивая срок действия авторских прав до семидесяти лет, конечно же, создаёт намного больше таких книг. Но я вижу очень сильную тенденцию к отрицанию того, что существует ответственность искать владельца авторских прав. Ведь пиратство гораздо более лёгкое дело.

«Юниверс»: Я нахожу иронию в том, что сообщество авторов книг жанра научной фантастики сплотились против того, что является таким футуристическим — оцифровки массы книг для распространения в сети. Ощущаете ли вы какой-либо персональный конфликт, как писатель, работающий в жанре научной фантастики, между желанием быть частью технологического века и вашей ролью в протесте против этого?

Урсула Ле Гуин: «Будущее» в большинстве произведений научной фантастики является просто метафорой для «нас, здесь, сейчас». Возможность оцифровки книг для того, чтобы сделать их доступными каждому, безграничная публичная библиотека — это «мы, здесь, сейчас». Это наше дитя. Давайте же вырастим это дитя правильно, в интересах общественности, а не будем передавать его корпорации, чей интерес лежит в контроле информации и влезании в доходы писателей.

Я являюсь частью технологической эпохи, независимо от того, хочу я этого или нет, и большей частью я очень ею наслаждаюсь. Я не протестую против технологии — насколько глупым это было бы? Писатели против компьютеров или что? Я протестую против того, чтобы корпорации было позволено переписать правила копирайта и законы моей страны и, делая это, привести к краху всю идею безграничной электронной публичной библиотеки.

«Юниверс»: Чтобы бы вы хотели, чтобы произошло с вашими книгами после того, как вы умрёте?

Урсула Ле Гуин: Я хочу, чтобы они были доступными. Я хочу, чтобы вышли их дешёвые издания в мягкой обложке. Я хочу, чтобы их постоянно загружали на сорока различных языках. Я хочу, чтобы их читали. Я хочу, чтобы о них спорили. Я хочу, чтобы люди плакали над ними. Я хочу, чтобы о них писались нечитабельные диссертации. Я хочу, чтобы люди сердились на них. Я хочу, чтобы люди любили их.

«Юниверс»: Вы считает, что автору стоит беспокоиться обо всём этом?

Урсула Ле Гуин: До тех пор, пока автор жив — да, конечно. Когда автор умирает, я думаю, её можно простить за то, что она уже не беспокоится.

«Юниверс»: Очевидно, что это соглашение является только одним из аспектов быстроменяющейся индустрии. Как вы считаете, как будет меняться роль издателей в будущем?

Урсула Ле Гуин: О, Клэр, этот вопрос выходит далеко за мои пределы. Это как если бы в 1492 году спросить монаха, занятого переписыванием текста — «Как вы считаете, как господин Гуттенберг изменит вашу роль в будущем?».

«Юниверс»: В то время как книги переходят от физических объектов к файловым сущностям на том или ином экране, что будут делать издатели? Станут ли они ненужными? Хотели бы вы видеть их ненужными?

Урсула Ле Гуин: Я не вижу, как писатель может считать издателей ненужными или хотеть от них избавиться — если только вы верите в то, что печатая работу самому или размещая её в интернете, вы делаете то же, что делают издатели. Конечно, технология и технические средства изменяются, и будут меняться в будущем. Однако проблемы с тем, чтобы сделать имя автора известным, распространять его произведение среди тех, кому оно необходимо и получать оплату за него, не меняются.

«Юниверс»: Мы говорим о будущем издательского дела. Как бы вы хотели, чтобы оно работало? Считаете ли вы государственное законодательство лучшим путём для установления основополагающих правил в этой новой индустрии?

Урсула Ле Гуин: Все публикации информации и произведений искусства могут рассматриваться как такие, что частично делаются и в публичных интересах. Громадное и в настоящий момент хаотичное распространение электронных публикаций не должно контролироваться только корпорациями, чьи интересы ограничены извлечением прибыли. Наше правительство и правовая система поддерживают и

контролируют основополагающие правила всех публикаций, таких, как законы о защите авторских прав и договорное право. Разве кто-либо, кроме руководства больших корпораций всерьёз верит в то, что мы должны допустить, чтобы эти права и законы были переписаны в частных интересах?


© 2010 Ле Гуин