Сайт поклонников Урсулы Ле Гуин
Биография     Библиография     Статьи и рецензии     Интервью     Награды    Экранизации     Книжная полка     Ссылки

Компания предлагает пластиковые окна в Севастополе из цеха. Спешите!

Обделенные — единство или противостояние?

Одна из самых фундаментальных книг Урсулы Ле Гуин — роман «Обделенные» (в другом переводе «Обездоленные»), за который Урсула в 1974 г. получила две высшие премии научной фантастики — «Хьюго» и «Небьюла». Эта книга обсуждалась достаточно бурно, существует много ее интерпретаций, и представляется достаточно интересным рассмотреть ее с точки зрения аналитической психологии, потому что в основе всех (по крайней мере, имеющих достаточно высокий уровень) литературных сюжетов лежат архетипические образы.

Основным местом действия в этой книге являются планета Уррас и ее луна Анаррес. Примерно за 150 лет до начала действия романа часть жителей планеты Уррас, вдохновленные идеями Одо, в основе которых было отрицание государства и других институтов «обычного» общества, переселилась на Анаррес и там принялась воплощать эти идеи. На чем строилась система взглядов Одо? В основе всего была идея, что худшим человеческим пороком является эгоизм, наплевательское отношение к окружающим людям и их бедам, что в сильной степени проявляется в существовании бездуховной машины, которой является государство с его холодной, бездушной системой управления, с поклонением богатству и принципом «Кто платит, тот и заказывает музыку». В пику этому Одо предполагала, что в основе новой этики должны быть альтруизм, преодоление собственнического инстинкта, а объединение людей должно быть добровольным, не допускающим никаких жестких вертикалей управления и таких понятий, как «приказ», «начальство», «закон».

Однако всегда при стремлении воплотить идею начинаются попытки превратить ее из интуитивной в «материальную», воплощаемую в соответствии с жесткой программой (как раз этап перехода от первой квадры к второй), в результате построенное общество слишком отличается от идеалов Одо. И дело здесь не столько в суровой природе Анарреса с его постоянными засухами и пыльными бурями, сколько в стремлении втиснуть все в жесткие рамки, чего требует обычное человеческое (основанное на левом полушарии) восприятие. И вместо отсутствия власти получается общество с еще более жесткой властью, чем обычно — люди боятся отличаться, потому что боятся общественного осуждения, т.е. одержимы Персоной. С раннего возраста внушают: «Эгоизм — это плохо», и хотя, к примеру, борьба со стихийными бедствиями, работа на лесных плантациях и другие виды очень тяжелого труда номинально считаются добровольным делом (как и все на Анарресе), но никто никогда не отказывается от этого труда не столько из желания помочь людям, сколько из боязни осуждения. И еще хуже — попытки выделиться, к примеру, писать нестандартную музыку или развивать нестандартные направления науки, могут не понравиться большинству, и тогда таким творческим людям трудно найти себе место, потому что от них отворачиваются их бывшие коллеги. Никто и не может представить, что можно быть несогласным с большинством, потому что боится прослыть «эгоистом» (опять Персона!), то есть система «общественного воздействия» просто подавляет людей. О ценностях второй квадры напоминает и интенсивная идеологическая обработка с внушением идей «Внешний мир — наш враг», «Отличаться от других — это плохо», и нежелание смотреть на мир нестандартно, и неумение оценить необычные идеи, которые не могут принести сиюминутной пользы.

Уррас играет роль Тени Анарреса — мир, походить на который абсолютно не хочется. Жителям Анарреса все время напоминают, что Уррас — это мир беспредельного эгоизма и агрессивности, мир торгашества, собственничества и безнравственности, мир жадности и расточительства, мир, жаждущий напасть на Анаррес и поработить его. И естественно, что все разговоры об Уррасе среди жителей Анарреса сопровождаются частыми проклятиями, и самое страшное для них — это чем-то походить на уррасти, «собственника», «эгоиста», а о злодеяниях властей Урраса рассказывают в школах.

Главный герой романа Шевек (принадлежащий к типу Робеспьер) пытается посмотреть на окружающий его мир более глубоко. Он старается увидеть в своем мире нечто большее, чем текущее положение дел, пытаясь прийти к его истокам. И если бы этого образа в книге не было, получилась бы просто довольно средняя антиутопия, очередное подражание «1984» или, к примеру, «Слепящей тьме». И Шевек находит эти истоки — прежде всего, это идея свободы, той свободы, которой хотела добиться Одо, а не рабства перед обществом и большинством. И действительно — если общество построено на альтруизме, добровольном объединении, то к чему принуждение и подчинение большинству, к чему страх сделать что-то не так и сильно преувеличенный, абсурдный страх перед внешним миром? Если говорить на языке архетипов, то жители Анарреса, во-первых, все одержимы Персоной — а как еще назвать этот страх перед общественным осуждением и постоянную боязнь не понравиться, во-вторых, у них не проработана Тень — в результате они, панически боятся Урраса, играющего роль Тени, к тому же, Тень время от времени у них прорывается — а как еще назвать и желание персонажей поиграть в тюрьму, и стремление подавлять несогласных — чем не воссоздание государства? И то, что делает Шевек — это именно стремление преодолеть зависимость от Персоны, то есть перестать бояться поступить нестандартно, и осознать Тень. А для того, чтобы осознать Тень, прежде всего надо перестать ее бояться и загонять в недра психики, то есть не бояться столкнуться с кажущимся злом, иметь смелость посмотреть ему в глаза. И с этой целью он отправляется на Уррас, что так и не могут оценить многие — ведь это кажется таким отступлением от принципов! И его жизнь, и прежде всего путешествие на Уррас, это и есть тот самый Путь, который проходят и герои других книг Урсулы, тот Путь, который является ключевым понятием даосизма. Впрочем, Шевек понимает, что Путь должен пройти не только он, но и весь Анаррес, и идеи анархизма, провозглашенные Одо, не должны превращаться в мертвую догму, а вся жизнь Анарреса — это и есть его Путь к гармонии, который он должен пройти, не останавливаясь на проблемах сегодняшнего дня, тем более, что и по замыслу Одо Анаррес должен был стать «обществом перманентной революции», то есть вечного Пути — а не застывшей системой.

Впрочем, аналитическая психология — не единственная основа для интерпретации «Обделенных». Можно и обратить внимание на то, что Анаррес и Уррас находятся в разных фазах эволюции — если на Уррасе поздняя инерция, как и в большинстве стран Запада (устоявшиеся традиции и нежелание что-либо менять), то на Анарресе пассионарный подъем с его императивом «Будь тем, кем ты должен быть!», впрочем, появление «несогласных», а именно Шевека и тех, кто идет вслед за ним, позволяет говорить о начале акматической фазы с ведущей идеей «Будь самим собой!», об этом же говорит и то, что заселение Анарреса от основных событий книги отделяет 150 лет — примерная продолжительность явного пассионарного подъема. Можно и обратить внимание на то, что Урсула ставит вопрос: возможно ли позитивное общество, основанное на других ценностях по сравнению с современным западным (ведь что ни говори, а многие проблемы современной цивилизации обусловлены именно тем, что ведущей ценностью является богатство, собственность), но при этом не являющееся тоталитарным, и с какими трудностями попытка его построения может столкнуться — особенно если строить его не на основе духовных ценностей (за которые отвечает правое полушарие), а на основе более простых левополушарных подходов, в основе которых лежит управление. Правда, такие подходы довольно эффективны, «не хуже парового двигателя», но они приводят к тому, что получается нечто совершенно далекое от идеала. И не случайно главный герой — интуитивный, потому что только люди с сильной интуицией способны посмотреть на мир нестандартно. При этом напрашивается вывод: нельзя навязывать всем одну систему жизненных ценностей, что такую, как на Анарресе, что такую, как на Уррасе. А попытка такого навязывания «всеобщего счастья», правильного мировоззрения приводит к однообразию, пустоте и внутреннему протесту людей, в конечном счете обделенными оказываются жители обеих планет, и в этом они едины, а противостояние — только кажущееся, не по сути.

Тинувиэль, Хольгер
«Кулички»


© 2010 Ле Гуин